воскресенье, 30 ноября 2014 г.

Вышивально-Рождественское.

 Все когда-то заканчивается. И вышивальный процесс тоже приближается к завершению. Еще совсем немного крестиков...
И еще бэкстич...
И еще снежинки и огоньки на Эйфелевой башне...

И еще стирка-глажка...И еще оформление...




И... все. Осталось повесить законченную вышивку на стену и выбрать следующую.

вторник, 25 ноября 2014 г.

Когда миссис Корстон...

Когда миссис Корстон встречает во сне покойного сэра Корстона,
Она вскакивает, ищет тапочки в темноте, не находит, черт с ними,
Прикрывает ладонью старушечьи веки черствые
И тихонько плачет, едва дыша.

Он до старости хохотал над ее рассказами; он любил ее.
Все его слова обладали для миссис Корстон волшебной силою.
И теперь она думает, что приходит проведать милую
Его тучная обаятельная душа.

Он умел принимать ее всю как есть: вот такую, разную
Иногда усталую, бесполезную,
Иногда нелепую, несуразную,
Бестолковую, нелюбезную,
Безотказную, нежелезную;
Если ты смеешься, — он говорил, — я праздную,
Если ты горюешь – я соболезную.
Они ездили в Хэмпшир, любили виски и пти шабли.
А потом его нарядили и погребли.

Миссис Корстон знает, что муж в раю, и не беспокоится.
Там его и найдет, как станет сама покойницей.
Только что-то гнетет ее, между ребер колется,
Стоит вспомнить про этот рай:

Иногда сэр Корстон видится ей с сигарой и «Джонни Уокером»,
Очень пьяным, бессонным, злым, за воскресным покером.
«Задолжал, вероятно, мелким небесным брокерам.
Говорила же – не играй».

                                          Вера Полозкова

суббота, 22 ноября 2014 г.

Запали свічку пам'яті.

От голода погибло четыре с половиной МИЛЛИОНА!!! украинцев.
Поставь на подоконнике зажженную свечу, почти память своих соотечественников.
Не позволяй душе черстветь!

четверг, 20 ноября 2014 г.

Годовщине украинских событий посвящается.

Да сбегутся все нытики, и знатоки, и критики,
У проплаченных ботов случится пускай аврал.
Я когда-то сказал, что не буду писать о политике –
Я соврал.
А ведь скоро уже будет год, без десятка дней:
Вечеринка нон-стоп, песня пламени или льда.
Правда, я бы хотел никогда не писать о ней.
Никогда.
Но сейчас напишу, чтобы точки чуть-чуть над i.
Вы читаете это, правда, друзья мои?
Или те, что со мной много лет на короткой ноге, а?
Или те, что немного попутали берега?
От политики – если еще и с приставкой «гео» –
Можно очень легко перебраться в разряд врага.
Впрочем, я не об этом:
пусть рубятся боты ратями,
Выясняя в ЖЖ, кто, куда, по каким правам.
Я и сам не сторонник говна «мы не будем братьями».
Лучше вам
Расскажу про парнишку. Детдомовского, донецкого.
Его кинули с хатой. И он после дома детского
Кое-как смог устроиться дворником. Жил затворником,
Мастерил из журнальных страничек бумажных птичек.
Ну, таких, оригами, вы знаете, журавлей.
Продавал по две гривны (аналог шести рублей).
И когда накопилось достаточно на билет,
Он оставил метлу, и уехал автобусом в Киев,
Где на площади рядом стояли – как он, такие,
Ну, искатели правды, по двадцать и тридцать лет.
На вопрос, что он делает здесь – ну и что потом,
Он сказал «Я всю жизнь свою, знаешь, живу скотом,
Я хлебнул нищеты и ментовского беспредела.
Надоело».
Или лучше про девушку. Девочку. Палец замер,
Между стуками сердца – неслышное «Отче наш».
Клик по мышке – опять обновление всех вебкамер,
Потому что на камерах – парень и брат. Она ж
Не пошла, не смогла – перемерзла вчера, а нынче
Через камеры смотрит, как над баррикадой взвинчен
Сизый воздух. И шлемов лавина черным черна.
Парень с братом в тот раз устоят – не уйдут, не сгинут.
Первый «молотов» был через месяц в лавину кинут.
Через пять будет полным ходом идти война.
Ах, простите, «АТО».
Нет, не то. Лучше так – вот вам кухня. Февраль. Столица.
И за окнами тихо. Деревья во льду звенят.
В кухне курят друзья. И черны их глаза и лица,
А в ушах их – расстрелянной сотни орущий ад.
- Хорошо, что живой.
- Два осколочных – спас рюкзак.
- Мне сломали ребро и камеру. Просто так.
- Шлем строительный был. Щит фанерный. Подгон от НАТО.
- У меня на глазах разорвала двоих граната.
В общем, лучше про март.
Я расплакался только в марте.
Вот духовные скрепы на контурной рваной карте.
Вот слова безвозвратно и страшно произнесены.
Я родился в России. Россия мое отечество.
На глазах у всего прогрессивного человечества
Отрывает кусок у несчастной моей страны.
***
Здесь чуть-чуть отступлю. Не считайте, что я вхожу в раж, но
Это важно понять!..
Хотя, впрочем, уже неважно.
Всё равно не дойдет. Просто раньше мы были с вами
Как одно: на Норд-осте, на Курске, и там, в Беслане;
От всеискренней, общей, родной, безраздельной боли –
До побед на футболе –
одно!
А теперь не боле,
чем глухое ничто. И внутри…
в общем, всё иначе.
«Поскачите, уроды!»
Поскачем. Теперь – поскачем.
«Не простим вам Донбасс, и одесской Хатыни ада!»
И не надо.
Теперь нам прощенья от вас – не надо.
Мне «замёрзни, майдаун!» закадыка прислал вчерашний.
Было страшно.
То, что это вина не Бандеры, не Джонни Деппа,
Капитана Америки, геев или госдепа,
Даже Нуланд и Байден кричали бы нам едва ли:
«Усраина? А что это?», «Сами вы Крым просрали!»
«Сучьи укры, каклы!», «Уронили херои сало!»
Или мало?
Конечно же, мало. Восток в руинах.
Виновата во всем, разумеется, Украина,
Ах, тупые хохлы, разбомбили свой дом и рады!
Ну а то, что там ездят российские танки, «грады»,
Не доказано. Скажем потом, когда будет надо.
Больше ада.
Давай. Отправляй в кураже-угаре
Казаков, и актеров, и байкеров – на сафари.
Пусть попы «Искандеры» освятят, давай же, ну же,
Дальше хуже.
* * *
Всё, что я говорю – слишком мерзко, ужасно, дико.
Я покаяться должен.
Покаюсь. А ты иди-ка
Про прощение скажешь погибшим моим друзьям,
Всем, кто после расстрела не встал из казачьих ям;
Им скажи, как без вежливой помощи «Крым ушел»,
Как «не наши ракеты» врезаются в землю с воем,
Как везли только гречку с консервами гумконвоем.
Хорошо?
Мы ответим, ответим – все будем перед ответом,
Может быть, на том свете – а может быть, и на этом,
За убитых детей, слёзы беженцев на вокзале.
(Я не жёг никого, но отвечу, раз так сказали),
Пусть поджарят в котле или вешают, как Иуду.
Только, друг бывший мой, не тебе отвечать я буду.
Я пытался понять, я пытался возненавидеть,
А теперь хочу просто тебя никогда не видеть.
Там решат наверху, кого в ад, кто допущен к раю.
Ненавидеть – не смог.
Так что попросту
Презираю.
+С.К.+

суббота, 15 ноября 2014 г.

Все важные фразы должны быть тихими...


все важные фразы должны быть тихими,
все фото с родными всегда нерезкие.
самые странные люди всегда великие,
а причины для счастья всегда невеские.
самое честное слышишь на кухне ночью,
ведь если о чувствах — не по телефону,
а если уж плакать, так выть по-волчьи,
чтоб тоскливым эхом на полрайона.
любимые песни — все хриплым голосом,
все стихи любимые — неизвестные.
все наглые люди всегда ничтожества,
а все близкие люди всегда не местные.
все важные встречи всегда случайные.
самые верные подданные — предатели,
цирковые клоуны — все печальные,
а упрямые скептики — все мечтатели.
если дом уютный — не замок точно,
а квартирка старенькая в Одессе.
если с кем связаться — навеки, прочно.
пусть сейчас не так всё, но ты надейся.
да, сейчас иначе, но верь: мы сбудемся,
если уж менять, так всю жизнь по-новому.
то, что самое важное, не забудется,
гениальные мысли всегда бредовые.
кто ненужных вычеркнул, те свободные,
нужно отпускать, с кем вы слишком разные.
ведь, если настроение не новогоднее,
значит точно не с теми празднуешь.

                  Автора не нашла, предположительно Вера Полозкова

Утки осенью в большой цене...

 Рыболов-охотник продолжает заботиться о разнообразии нашего семейного меню. Дичь со специями в сметанном соусе - одно из моих коронных блюд ( звание "жена охотника" обязывает). Едят даже те, кто сроду дичь не ел.

Ну, ооочень вкусно!

четверг, 13 ноября 2014 г.

Ремонтно-кухонное. Продолжение.

Ремонт летней кухни продолжается, но не так быстро, как хотелось бы. Обстановка не способствует, иногда просто опускаются  руки, потом понимаешь, что это именно тот угол, куда хочется спрятаться от всего и именно та отдушина, которая спасает. Работа. И поэтому потихоньку, но вперед.
В соответствии с первоначальной идеей двери оставляем прежние. С помощью фена и шпателя  сначала удаляем наслоения старой краски, потом наносим новую.  Эта работа легкая, поэтому моя.
Дверная щеколда дореволюционных времен нашлась в моем подвальчике , есть там немного всякого старья , которое дожидается подходящего момента и обретает новую жизнь.

Изнутри дверь нуждается в утеплении. Утепляем. Эта работа посложнее, здесь нужны мужские руки.
Красим в тот же цвет. Кухня летняя, предполагается частое хождение, светлый цвет двери нам здесь ни к чему. Собачки, опять же, двери открыть пытаются, а лапки перед этим не моют.
Место на потолке, где виден след от стены прячем под декоративную балку с подпорками. В балке проложена электропроводка.
И наконец-то начинаем класть плитку на рабочую поверхность. С помощью специалиста, конечно. Всего в одни руки не схватишь, хотя при наличии свободного времени...
 Это не бардак, это - рабочий беспорядок. Так не останется.

 И еще. Про "руки опускаются". Прочитала сегодня в ленте на ФБ у Сергея Лысова:
"Не верьте никому. Верить можно только в светлое. Если вы заметили а) страх, б) уныние или в) агрессию - это не светлое, а значит оное не подлежит Вере.
Продолжая верить в светлое, вы творите его.
P.S. Если вы заметили одно из трех этих проявлений (страх, уныние, агрессия) - это признак воздействия (зомбиэкшн начался)."
Хочу сказать этому самому зобмиэкшену : "Не дождешься."

понедельник, 10 ноября 2014 г.

ПЕЛЮСТКИ СТАРОВИННОГО РОМАНСУ




Той клавесин і плакав, і плекав
чужу печаль. Свічки горіли кволо.
Старий співак співав, як пелікан,
проціджуючи музику крізь воло.
Він був старий і плакав не про нас.
Той голос був як з іншої акустики.
Але губив під люстрами романс
прекрасних слів одквітлі вже пелюстки.
На голови, де, наче солов'ї,
своє гніздо щодня звивають будні,
упав романс, як він любив її
і говорив слова їй незабутні.
Він цей вокал підносив, як бокал.
У нього був метелик на маніжці.
Якісь красуні, всупереч вікам,
до нього йшли по місячній доріжці.
А потім зникла музика. Антракт.
Усі мужчини говорили прозою.
Жінки мовчали. Все було не так.
Їм не хотілось пива і морозива.
Старий співав без гриму і гримас.
Були слова палкими й несучасними.
О, заспівайте дівчині романс!
Жінки втомились бути не прекрасними.
                                            Ліна Костенко

суббота, 8 ноября 2014 г.

Игрушки новогодние, рукотворные.

С недавних пор стало очень модно украшать новогоднюю елку игрушками собственного изготовления. И эта мода меня очень порадовала, потому как нравятся мне такие вещички.
В прошлом году игрушек было немного, но я очень стараюсь и продолжаю увеличивать их количество.
Новый год и Рождество - мои самые любимые праздники! Любимей не бывает.

Ловись рыбка, большая и маленькая.

На календаре уже ноябрь, а по факту - настоящее бабье лето. На термометре почти плюс двадцать, погода для рыбалки просто великолепная, вот некоторые этим и пользуются. Ловят, так сказать, момент. И рыбу тоже ловят, и опять щуку, много щук.
Будем теперь их жарить, парить и фаршировать. Фаршированную щуку мой любимый муж готовит - пальчики оближешь. И хотя завтра совсем не четверг, но у нас будет рыбный день.
Точно говорю.