четверг, 29 декабря 2016 г.

воскресенье, 25 декабря 2016 г.

"Ведь это лопается Божье терпение..."

И вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь"
(3 Цар. 19:11-12).
Весь этот год с его тоскою и злобою, из каждой трещины полезшими вдруг, я слышу ноту непростую, особую, к любому голосу примешанный звук, похожий, кажется, на пены шипение, на шелест гальки после шторма в Крыму, на выжидающего зверя сопение, но только зверя не видать никому.
И вот, пока они кидаются бреднями, и врут, как водится у них искони, плюс измываются уже над последними, кто не уехал и не стал, как они, пока трясут, как прокаженный трещоткою, своими байками о главном-родном и глушат бабками, и кровью, и водкою свой тихий ужас пред завтрашним днем, покуда дергаются, словно повешенный, похабно высунув язык-помело, – я слышу голос, незаметно примешанный к неутихающему их трололо. И сквозь напавшее на всех отупение он все отчетливее слышится мне — как будто чайника ночное сипение, его кипение на малом огне.
Покуда зреет напряженье предсудное, рытье окопов и прокладка траншей – все четче слышится движенье подспудное, однако внятное для чутких ушей. Господь не в ветре, урагане и грохоте – так может действовать испуганный бес; и нарастание безумства и похоти всегда карается не громом с небес; Господь не действует ни криком, ни порохом – его практически неслышимый глас сопровождается таинственным шорохом, с которым лопается пена подчас, и вот я чувствую, чувствую, чувствую, хоть признаваться и себе не хочу, – как в громовую какофонию гнусную уже вплетается нежнейшее "Чу"…
Пока последними становятся первые, не остается ни порядков, ни схем, оно мне сладостно, как ангелов пение за темнотой, за облаками, за всем: такое тихое, почти акапельное, неуязвимое для споров и драк.
Ведь это лопается Божье терпение.
Оно ведь лопается именно так.
                                                                                 Дмитрий Быков

понедельник, 19 декабря 2016 г.

Всіх з днем Святого Миколая! І хай буде МИР!

вот так: проснулся, под подушкой – мир!
и поезд едет прямо в Симферополь.
и пацаны штурмуют «Мойдодыр»,
а не авдеевский раздолбанный акрополь.
вот так: проснулся.
видимо – живой.
а не тридцатый в списке у «Тюльпанов».
и можешь пробежать по мостовой,
и водку пить у старого фонтана…
вот так: проснулся.
значит засыпал,
качаясь на словах усталой мамы,
что за окном ваш сад, а не вокзал,
что пальцы учат не курок, а гаммы.
вот так: проснулся.
сон еще болит
он где-то в ампутированных пятках.
ведь шепотом не крошится гранит,
а только рвутся буквы в опечатках.
Ты помнишь? письма, просьбы, твой кумир
с незрячими от знания глазами:
что ты проснешься, под подушкой будет
МИР
с немножко обожженными краями.

19.12.16     Наталия Лелюх

вторник, 13 декабря 2016 г.

Гофры долгожданные.

Это потому что гофровницу я получила в подарок практически год назад, но использовала только пару раз и то для горячих бутербродов. Ну не пришло до сих пор  ее время... бывает...
Зато сегодня  у гофровницы звездный час:)))
 Делюсь рецептом, потому как хороший рецепт: простой  и  времени много не занимает.
Сухая смесь:
300 грамм муки
1 ч.л. сахара
1/3 ч.л. соды
щепотка соли
Если у вас дрожжи сухие, тогда 7 гр. дрожжей, если нет, то добавляем их во вторую часть.
Мокрая смесь:
500 мл молока легонько подогреть (не выше 40 градусов)
100 грамм сливочного масла распустить в молоке при помешивании
2 яйца
25 грамм дрожжей
Вливаем мокрую смесь в сухую при постоянном взбивании, мешаем до получения однородной массы и потом еще 2 минуты.
Накрываем  и отставляем минимум на один час, максимум на два.
За это время тесто увеличивается в объеме и слегка "пыхтит."
 Выпекаем в разогретой гофровнице.
Гофры в идеале должны были быть такими...
... а получились...
Какие получились, такие и получились. А шо такое?))))))))))
Шучу.
Вышло очень вкусно, поедали по мере выпекания, сфотографировать удалось когда очень наелись.
Выход - штук шестнадцать или около того.

воскресенье, 11 декабря 2016 г.

Этот сон уже слишком давно не дает покоя.

Этот сон уже слишком давно не дает покоя. 
Пахнет дымом костра, пахнет копотью и золой, 
Меня тянет куда-то. 
А небо во сне такое – 
Только прыгнуть в него с разбегу, и вверх, долой… 

Я иду меж стволами мертвыми сухостоя,
Между прошлым июлем и будущим четвергом.
Я давно позабыл, откуда я родом. Кто я,
И узнать не могу никого из людей кругом.

А потом прихожу на пустырь у развалин дома,
Стены в надписях; окна разбиты: стекло – оскал.
Пустота в моих мыслях, но в сердце моем истома,
Я как будто нашел то, что долго уже искал.

Пахнет дымом костра.
Он горит, освещая снова
Двор, которого нет, но который живёт – во сне.
В темноте кто-то пишет пылающей веткой слово:
Осыпаются буквы горящие по стене.

И за кругом огня слышен шелест лесных растений,
И на флейте играет танцующий Крысолов,
И ложатся на плечи мне длинные пальцы-тени,
И со мной говорят на своем языке-без-слов.

Это сон или явь, или может быть, где-то между,
Где миры бесконечны, а стены от слов пестры.
Где всегда тебя ждут, и где вечно дают надежду
Те, кто ближе всего.

Те, кто жжет для тебя костры. 


                                                        С+К+

суббота, 10 декабря 2016 г.

А вот вам "здрасьте"!

Вышла сегодня утром из ванной и аж присела: на диване, из-за стопки выглаженного белья выглядывает вот это...
Всем хороших выходных!
Улыбнитесь, люди!