понедельник, 20 февраля 2017 г.

Ярко... или Накликаю весну.


Так хочу, чтобы она уже пришла - сил нет! С солнышком, теплом, цветением , птичьим щебетом... и Светлым Воскресеньем. А пока  я её  вышиваю.
Яркие цвета люблю больше в природе, а  в интерьере, одежде и рукоделии предпочитаю спокойные тона, но тут ведь такое дело - весна! Поэтому - ярко!
Ограничила количество цветов, ударение сделала на солнечный - захотелось, чтобы картинка сияла, как весенний день.
Вот такое намечается у меня пасхальное деревце, будет украшать наше жилище в праздничную неделю.

Ага, и еще на злобу дня: весна, как говорится вот-вот, а некоторые заказали пироги... ну и как ты им откажешь? А себе как? Ну вот когда перед тобой блюдо с румяными пирогами классического украинского размера "а шоб два рази не тягнутись".
Печаль.


вторник, 14 февраля 2017 г.

Любов Нансена.


Я кохаю Вас, Єво, Не виходьтe за мене заміж,
Не жалійте мене, хоч і тяжко буде мені.
Я Вас прошу, ні слова. Усе передумайте за ніч.
Добре зважте на все, і вранці скажете: ні.
Світла мрія про Вас співає мені, як сирена.
Прив'яжуся до щогли і вуха воском заллю.
Розумію, це щастя. Але щастя — воно не для мене.
Я боюся Вас, Єво. Я вперше в житті люблю.
Моя Пісне Пісень! Золоте пташеня мого саду.
Корабель попливе, я не вдержу його в берегах,
«Фрам» — це значить «Вперед».
Ви залишитесь, Єво, позаду.
Бо до серця підступить
вічний пошук у вічних снігах.
Тиждень буде все добре.
Цілуватиму Ваше обличчя.
Може, навіть не тиждень, а цілі роки минуть.
Будем дуже щасливі...
Але потім воно покличе.
Ви зумієте, Єво, простити це і збагнуть?
Ви не будете плакать? Не поставите душу на якір?
Не зіткнуться в мені два начала — Ви і воно?
Я без Вас нещасливий. А без нього буду ніякий.
Я без Вас збожеволію. А без нього піду на дно.
Ваші теплі долоні і мої відморожені руки..,
Як вуста одірву від такої сумної руки?
Чи зуміємо жити — від розлуки і знов до розлуки?
А якщо доведеться чекати мене роки?
«Фрам» застряне в льодах...
А якщо не вернуся я звідти?
Я ж собі не прощу! А якщо у нас буде дитя?!
Ви, така молода! Ви, що любите сонце і квіти!..
— Я люблю Тебе, Нансен! І чекатиму все життя.
Все, що є найсвятіше, в мені називається —
Нансен.
Хай співає сирена, вона перед нами в боргах.
Я сама розіб'ю об «Фрамові» груди шампанське,
як покличе Тебе
вічний пошук у вічних снігах.
Моя Пісне Пісень!
Вічний саде мій без листопаду!
Ти відкриєш свій полюс. Тебе не знесе течія.
Подолаєш сніги. Все залишиться, милий, позаду.
«Фрам» — це значить «Вперед».
А на обрії буду я.

                                                 Ліна Костенко

среда, 8 февраля 2017 г.

Вышиваю... вспоминаю...

Я на этот лавандовый натюрморт давно "зуб точила", только как-то всё не складывалось до недавнего времени. Не знаю, то ли отпускные воспоминания о Провансе повлияли вместе с книгой Питера Мейла, которую я сейчас читаю,  то ли я соскучилась по вышиванию, то ли просто планеты сошлись,  да  какая разница , главное, что теперь эта картинка у меня есть.
Немного процесса...
И результат...

А книги "Год в Провансе" и "Ещё один год в Провансе" почитайте, очень советую. Такие увлекательные, познавательные, юморные и вкусные-превкусные! Автор очень тепло и с большой симпатией рассказывает о людях этого края и обо всем-всем, чем наполнена жизнь провансальцев: о работе и охоте, ресторанах и базарчиках, вине и кулинарии, трюфелях и оливковом масле, лаванде и розмарине, о штопорах и козьих бегах ...  Для меня  ценно еще и то, что видела эти места своими глазами и многое из книги сопровождается зрительными образами, читаю и  вижу тот Прованс, каким его запомнила лично я: поля, выжженные августовским солнцем, стройные виноградные ряды, сбегающие с холмов, игра света и тени под огромными платанами, петляющие узкие дороги, солнечные блики на яркой керамике, чудесный вкус сыра и колбасок, теплые хрустящие круассаны, россыпи звезд на черном небе...
Такие хорошие воспоминания.
Теплых вам воспоминаний и уютного вечера!

пятница, 6 января 2017 г.

Свят-Вечір.


Мороз малює у віконці.
Узваром дихає кутя.
І Мати Божа на іконці
у хустку кутає дитя.
Побудь дитиною, синочку.
Твоє дитинство золоте.
Ще вітер віє у терночку
і дерево на хрест росте.
Ще час не сплинув за водою.
Ще Юда спить у сповитку.
Он гурт з різдвяною звіздою
уже на ближньому кутку.
Поколядують і засіють.
Ще, може, буде і життя.
Ти на Голгофі вже Месія,
а на руках іще дитя.   

                     
                            Ліна Костенко.
    

четверг, 29 декабря 2016 г.

воскресенье, 25 декабря 2016 г.

"Ведь это лопается Божье терпение..."

И вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь"
(3 Цар. 19:11-12).
Весь этот год с его тоскою и злобою, из каждой трещины полезшими вдруг, я слышу ноту непростую, особую, к любому голосу примешанный звук, похожий, кажется, на пены шипение, на шелест гальки после шторма в Крыму, на выжидающего зверя сопение, но только зверя не видать никому.
И вот, пока они кидаются бреднями, и врут, как водится у них искони, плюс измываются уже над последними, кто не уехал и не стал, как они, пока трясут, как прокаженный трещоткою, своими байками о главном-родном и глушат бабками, и кровью, и водкою свой тихий ужас пред завтрашним днем, покуда дергаются, словно повешенный, похабно высунув язык-помело, – я слышу голос, незаметно примешанный к неутихающему их трололо. И сквозь напавшее на всех отупение он все отчетливее слышится мне — как будто чайника ночное сипение, его кипение на малом огне.
Покуда зреет напряженье предсудное, рытье окопов и прокладка траншей – все четче слышится движенье подспудное, однако внятное для чутких ушей. Господь не в ветре, урагане и грохоте – так может действовать испуганный бес; и нарастание безумства и похоти всегда карается не громом с небес; Господь не действует ни криком, ни порохом – его практически неслышимый глас сопровождается таинственным шорохом, с которым лопается пена подчас, и вот я чувствую, чувствую, чувствую, хоть признаваться и себе не хочу, – как в громовую какофонию гнусную уже вплетается нежнейшее "Чу"…
Пока последними становятся первые, не остается ни порядков, ни схем, оно мне сладостно, как ангелов пение за темнотой, за облаками, за всем: такое тихое, почти акапельное, неуязвимое для споров и драк.
Ведь это лопается Божье терпение.
Оно ведь лопается именно так.
                                                                                 Дмитрий Быков

понедельник, 19 декабря 2016 г.

Всіх з днем Святого Миколая! І хай буде МИР!

вот так: проснулся, под подушкой – мир!
и поезд едет прямо в Симферополь.
и пацаны штурмуют «Мойдодыр»,
а не авдеевский раздолбанный акрополь.
вот так: проснулся.
видимо – живой.
а не тридцатый в списке у «Тюльпанов».
и можешь пробежать по мостовой,
и водку пить у старого фонтана…
вот так: проснулся.
значит засыпал,
качаясь на словах усталой мамы,
что за окном ваш сад, а не вокзал,
что пальцы учат не курок, а гаммы.
вот так: проснулся.
сон еще болит
он где-то в ампутированных пятках.
ведь шепотом не крошится гранит,
а только рвутся буквы в опечатках.
Ты помнишь? письма, просьбы, твой кумир
с незрячими от знания глазами:
что ты проснешься, под подушкой будет
МИР
с немножко обожженными краями.

19.12.16     Наталия Лелюх